19Пн
20Вт
21Ср
22Чт
23Пт
24Сб
25Вс
26Пн
27Вт
28Ср
29Чт
30Пт
ноября 2018
• Личный кабинет
Логин: (регистрация?) Пароль: (напомнить?)
• РЕГИСТРАЦИЯ
Свежие статьи Самые свежие статьи Вестника К

Несмотря на разоблачения Навального, Росгвардия продолжает втридорога закупать продукты у единственного поставщика...

В конце октября «Зона права» открыла горячую линию для жертв домашнего насилия. За неделю работы правозащитники получили около 30 сообщений о бездействии чиновников и силовиков, полученную информацию они передали в Следственный комитет и Генпрокуратуру. 

Во Франции в результате протестов против роста цен на бензин 17 ноября пострадали 409 человек, сообщил министр внутренних дел Кристоф Кастанер. По его словам, 14 из пострадавших находятся в тяжелом состоянии.

Эксперты считают, что окружающая среда играет даже большую роль в вероятности развития близорукости, чем наследственность...

В самом начале декабря 2018 многие будут испытывать упадок сил и желание поскорее отправиться на новогодние каникулы. Однако до отдыха еще достаточно далеко. Сейчас стоит следить за своими эмоциями и настроением, могут быть раздражения по мелочам, агрессивность, горячность, импульсивность...

• В конце статьи вы можете найти таблицу, где перечислены основные органы и системы организма и указано, в какие дни декабря 2018 они наиболее и наименее уязвимы.

• Поиск пользователя
• Реклама
• Где найти?
Где найти какой-то конкретный фильм или программу? Музыкальный файл или книгу? Теперь у наших читателей есть навигатор по сети!
Навигатор по сети
• Создай демотиватор!
Здесь вы можете создать свой демотиватор!
Поразите мир юмором, цинизмом и креативом!
О веселом Отдохни с Вестником

Дорогие дамы, господа и их дети! В эфире вновь ваша любимая рубрика "Так жить нельзя"! Я знаю, вы скучали. Ваши глаза зажили и снова начали видеть. Ваши мысли успокоились, вы перестали просыпаться от ночных кошмаров. Но сегодня мне придется нарушить идиллию. Опять кровь из глаз, опять ночные кошмары... Поэтому лучше не заходите под кат, ведь назад дороги не будет...

Мозаика с изображением пловца и чайки на брандмауэре бассейна в Нижнем Новгороде не пережила капитальный ремонт здания. Но этим дело не закончилось...

Пловца с чайкой решили вернуть!

Каждый год журнал Time готовит рейтинг из ста самых красивых зданий и объектов, построенных за последние годы по всему миру. Так что рекомендуем наносить точки на карту и при случае ехать и лично смотреть на то, какой должна быть хорошая и качественная современная архитектура...

Наша планета на две трети покрыта водой, и климатологи опасаются, что в связи с глобальным потеплением площадь суши еще уменьшится. Поэтому идея городов на воде становится актуальной. В том числе и потому, что эти города обещают свободу.

• Новости мира
Тренер «Енисея» Аленичев отрицает езду в нетрезвом виде
Главный тренер красноярского футбольного клуба «Енисей» Дмитрий Аленичев отрицает появившуюся в СМИ информацию о том, что он был задержан за управление машиной в нетрезвом виде.

Американский хоккеист назвал российских женщин чернобыльскими уродами
Бывший американский хоккеист Райан Уитни, который провел последний год своей карьеры в клубе Континентальной хоккейной лиги (КХЛ) "Сочи", разразился жесткой критикой в отношении россиян.

Завершено строительство морского участка «Турецкого потока»
«Газпром» завершил строительство морского участка газопровода «Турецкий поток», проходящего по дну Черного моря от Анапы до Турции.


Сад живых и мертвых      

Информация к новости
  • Просмотров: 108
  • Комментариев: 0
  • Автор: Бэкки
  • Дата: 24-10-2018, 18:11
  • В закладки:
  • 0
24-10-2018, 18:11


80-летний Валентин заходит в подъезд жилого дома № 28 на улице Марии Рябининой в Иваново и проверяет почтовый ящик с номером 17 — ничего. На двери подъезда висит табличка «Соседи!!! Закрывайте дверь!!! Холод собачий идет в подъезд». Он оставляет дверь открытой, поворачивает направо и заходит в свою квартиру. Снимает кожаную шапку-полукруг и кладет ее на один из двух холодильников, стоящих друг напротив друга. Объясняет, что два холодильника нужны ему на случай, если один сломается. Оба отключены и заставлены пустыми банками.

Сад живых и мертвых

Квартира № 17 — одна из двадцати, на которые поделили ивановский «замок» швейцарского бизнесмена Александра Дюрингера, при рождении Генриха Игнатса. Игнатс родился в швейцарском городе Штекборн в 1871 году, в 1904 году приехал в Москву, где познакомился с директором компании по производству красителей для текстильной промышленности, стал ее представителем, принял православие, взял имя Александр Яковлевич Дюрингер, женился на Ольге Трофимовне, завел девять детей и переехал в Иваново.

Там, на будущей улице Марии Рябининой, он в 1914 году построил дом в стиле «модерн с элементами неоготики» — так о нем говорят местные краеведы. В феврале 1917-го Дюрингер скончался от черной оспы1, его похоронили в закрытом гробу, в могиле, которой уже не найти. Пропали следы почти всех его девяти детей — а «замок» остался.

Эстетика руин

Консультант департамента культуры ивановской администрации Михаил Денежкин, занимающийся развитием туризма в городе, говорит, что туроператоры просят не включать дом Дюрингера в экскурсии: «Слишком плох». По его словам, эстетику руин может оценить «интеллектуальный турист», но не простой народ. «Людям нужна классика, особняки в хорошем состоянии. Туроператоры не готовы уходить в нюансы типа „Дюрингера“ — опасно для бизнеса», — объясняет Денежкин.

В учебном пособии для высшей школы «История края. Иваново: прошлое и настоящее», вышедшем в 2011 году, дому Дюрингера посвящено четыре небольших абзаца. Авторы учебника называют усадьбу «уникальной для Иваново-Вознесенска2», а главное здание описывают как «дом в стиле модерн с использованием элементов западноевропейского средневекового зодчества». «В настоящее время оба дома [усадьбы] являются жилыми, многие элементы внутреннего убранства утеряны», — говорится в учебнике.

В соцсетях и ивановской прессе о доме время от времени пишут более красочно — как о «готическом замке» или «доме с привидениями»; на его фоне порой проводят свадебные фотосессии. Пять лет назад в интерьерах дома сняли мистический короткометражный детектив «Зеркальная зала» — про двух полицейских, попавших под влияние гипнотизера Дюрингера. На ютьюбе у фильма 534 просмотра, по крайней мере один из них — корреспондента «Медузы».

У дома Дюрингера действительно мистическая репутация. На информационно-сервисном портале Иваново 37.ru перечислены основные легенды о доме: якобы в нем есть тайная комната, подземный ход и несметные сокровища. «Цветные стекла междуоконной лестницы придавали зданию романтический, сказочный облик, — говорится в тексте 37.ru. — Перед входом и над карнизами стояли гипсовые скульптуры, фасад украшал барельеф в виде маски. Интерьеры „замка“ также поражали оригинальностью и изысканностью. В вестибюле гостей встречали две фигуры рыцарей в латах».

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Русский Манчестер

Доцент Александр Тихомиров тоже рассказывает о доме Дюрингера со страстью. Он 38 лет преподает зоологию беспозвоночных животных в Ивановском государственном университете, расположенном на улице Ленина, но его хобби — изучать городскую архитектуру. Тихомиров — аттестованный эксперт Минкультуры по культурному наследию, автор путеводителей по Иваново: «10 лучших особняков», «10 меценатов». «Замок» Дюрингера — его фаворит. 

Мы встречаемся с Тихомировым на четвертом этаже ИВГУ, на кафедре факультета зоологии; компанию нам составляют бычок-бубырь (в банке) и миссисипский аллигатор (за стеклом). Зоолог рассказывает, как вместе с реставрационным советом города проводил экспертизу состояния дома. «Глава области Коньков возмущался: зачем столько домов нам брать на охрану, что мы будем с ними делать?» По мнению Тихомирова, в Москве такой дом давно бы уже выкупили, но Иваново — бедный город и инвесторов с деньгами и вкусом в нем нет.

Накануне революции, как утверждает Тихомиров, в Иваново расцвело строительство особняков, а сам город за полтора века пережил весь цикл от рождения до упадка. В конце ХIХ века это был безуездный3 маленький город. К концу 1920-х — центр промышленности Советского Союза. За ним закрепилось звание «русский Манчестер». Руководство Иваново хотело подчеркнуть новый статус города. Тихомиров показывает Генплан 1936 года, который так и остался на бумаге: «Трехуровневые развязки, небоскребы, Америка!» Должны были снести старое Иваново и построить новую сказку. Замку повезло — он был на окраине и не попадал под снос.

Впрочем, план так и не осуществили: «Ненужным оказался, статус Иваново снизился опять. Пример неудачи. Неудач у нас много. Размах-то был колоссальный, столько всего сломали! Но только сломать и успели», — рассказывает Тихомиров. Из всего плана построили только один дом Советов с сохранившейся табличкой «Пролетариат московский, питерский и иваново-вознесенский… доказал на деле, что никакой ценой не уступит завоевания революции».

Шли годы, и про «замок» мало кто вспоминал: «Тогда все — музеи, литераторы — были зациклены на первом совете4 — а в „Дюрингере“ никто не выступал, и потому никому до него дела не было». Сейчас, впрочем, говорит Александр Тихомиров, и до советских памятников особо дела никому нет. Да и слава самого Иваново подошла к закату. «Видите, какой город бедный? Промышленность угасла, стали завозить. Была попытка перейти на производство дешевых тканей — думали из марли шить. Но даже ее приходилось завозить из Китая. Ткань дороже, а хуже», — заключает зоолог.

Сервант, икона, женщина с календаря

Валентин из 17-й квартиры всю жизнь прожил в Иваново — почти не выезжая из города. «Любите Иваново?» «Да». «За что?» «Да ни за что — раз живешь, надо любить». Валентин не помнит, сколько лет живет в этом доме — то ли 10, то ли 30. Его единственный друг из соседней, 16-й квартиры, Валентина Семеновна, умерла то ли пять, то ли 10 лет назад. Валентин ни про какого Дюрингера не слышал, но спешит показать свой самодельный туалет — он привинтил шланг от кухонного крана к унитазу.

Над двумя неработающими холодильниками повешена веревка — на ней сушатся две тряпки и полиэтиленовый пакетик. На столе 15 тарелок стопкой: «Если на юбилей Победы кто-то придет». Вторая половина квартиры Валентина — гостиная. Экран телевизора прикрыт газетой — «чтобы солнечные лучи не испортили». Валентин любит передачи со старыми песнями: «Новых песен нет же». Еще в гостиной стоит сервант со стеклянной посудой. «Зачем?» «Так положено». На серванте две иконы. «Вы верующий?» «Нет, это мама поставила». Ковер завернут в рулон. «Со стены сняли?» «Да, чтобы пыль не улавливал». Над сервантом «бегающие огни». У серванта стол, а над ним плакат — календарь 1998 года с женщиной в белье. «Поставлю сюда стул, когда ем, тарелочку, присяду, поглядываю на нее, а сам обедаю». Окна выходят на запущенный сад с розами и плющом.

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Черная оспа и измены

На этот сад выходили окна комнаты в башне, где в феврале 1917 года умирал сам Александр Яковлевич Дюрингер. Сейчас она заколочена, последний ее жилец скончался пару лет назад — как говорят его соседи, «от перепоя». Как Дюрингер заболел черной оспой, никто точно не знает. Входить к нему могла только служанка — чтобы не разносить заразу. «Там, конечно, загадок больше, чем отгадок, потому что где можно было заразиться черной оспой? — размышляет Тихомиров. — Но в метрической книге так и записано: „причина смерти — черная оспа“. А у [жены Дюрингера] Ольги — прочерк на этом месте». За два года до кончины хозяина «замка» она застрелилась. 

Земельный участок, где построили «замок», Дюрингер купил у владельца меховой мастерской в 1909 году. Дом возводили в несколько этапов. Основную часть построили на месте уже существующего склада, от которого остались грандиозные подвалы. В революцию все искали там клад — думали, что швейцарец должен был быть очень богат, но так ничего и не нашли.

«Про его богатство много легенд. Говорят, камни драгоценные на столе лежали кучей. Ну как могли они лежать на столе? Там же прислуга», — говорит Тихомиров. Он уверен, что Дюрингер скорее был образцом того, что сегодня называют средним классом: «Торговый представитель фирмы, сам ничего не производил, то есть посредник, современным языком говоря. Он заключал договоры, видимо, с предприятиями и привозил, поставлял им эти краски».

В 1914 году семья Дюрингер переехала в «замок», а уже на следующий год жена предпринимателя покончила собой. По основной версии — назло мужу, который завел роман с женой владельца соседнего дома. Построенный в стиле неоклассицизма, этот дом принадлежал сыну руководителя торговой фирмы «Соколов Иван и сыновья». Сейчас в особняке Соколова с облупившимися до кирпича греческими колоннами и ионическим ордером находится кафедра анатомии ИВГУ. Окна завешаны матрасной сеткой. Мужчина на входе просит не фотографировать дворец. «Почему?» Он молча указывает на табличку «Без сменной обуви не входить».

Особняк Соколова и дворец Дюрингера окружены 13- и 21-этажками, рядом — одноэтажный дом, где когда-то располагалась столовая Дюрингера (чтобы в замке не пахло едой), а сейчас — магазин шуб. Рядом — гостиница «Мария», где можно остановиться на четыре часа, и круглосуточное кафе «Виноград» со слоганом «Наслаждайтесь ответственно!».

После самоубийства Ольги дом Дюрингера в новости больше почти не попадал. Пришла революция, детей выселили, кто-то попал в детский дом, кто-то затерялся в Москве. Где похоронена чета Дюрингер, тоже доподлинно не известно. Большинство кладбищ тех времен уже застроили, на месте одного из них устроили дискотеку, которую в народе называли «Садом живых и мертвых». Сам дворец Дюрингера сначала отдали НКВД (на первом этаже преступники, на втором — сотрудники), а к концу 1920-х отдали под общежитие для сотрудников швейного завода «Красная Талка».

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Сад живых и мертвых

Пьяный дом

Ольге Алексеевне 51 год — и всю свою жизнь она прожила в бильярдной Дюрингера. В бильярдной выросли уже и ее внуки: «Поэтому я уже считаю это своим родовым замком». Ее отец был рабочим на «Красной Талке», мама — на «Красной Заре». В детстве она завидовала детям из хрущевок. Те жили в отдельных квартирах, а у них в замке — по четыре человека в комнате. «У меня один туалет на весь дом, мыться — в баню ходить, и еще прозвище — Оля из замка». В 12 лет устроилась на работу, потом отучилась на химика-аналитика: «Я всего добилась только своим трудом и мозгами. Ни блата, ничего». К 51 году Ольга купила в ипотеку еще две комнаты в «замке» и уже погасила кредиты. 

Ольга стоит в подъезде «замка» и курит. Стены покрашены наполовину зеленым, наполовину белым. «А что под этим слоем краски?» «Там какие-то бледные цветочки, рисуночки невзрачные, — говорит Ольга Алексеевна об орнаменте 1910 года, который до сих пор можно увидеть в некоторых местах, где облупилась краска. — Сама и закрасила цветочки кое-где, где облупилось. Не на цветочки же любоваться!»

Последние внутренности дома, которые видели еще Дюрингеры, — несколько плиток с орнаментом на лестнице и перила, по которым Ольга каталась в детстве. Была еще сколотая плитка — ее хранили на чердаке, но потом один из соседей ее продал. Четырехметровые старинные окна заменили на стеклопакеты. Они — предмет гордости Ольги Алексеевны: «Мы даже при замене окон сделали вставки как раньше», — показывает она на пластмассовые разделяющие полоски «под старину». Подоконники и канализационные трубы покрыты самоклейкой под мрамор. Вода зашуршала. «Кто-то в туалет сходил», — смеется Ольга Алексеевна. 

— Ольга Алексеевна, с этой лестницы кто-нибудь падал?

— Падали насмерть.

— Кто? Как это произошло?

— Пьяный упал. Стук в дверь, милиция. В советские времена у дома было прозвище — «пьяный дом». В каждой комнате алкаши. Милиция не выходила отсюда.

— А было такое — кто-то уехал отсюда, а через 10 лет вы смотрите телевизор — о, это же наш сосед стал знаменитостью?

— Не было, конечно. Старт не тот. Выживать тут надо было, а не знаменитостями становиться. 

«Люди пишут в интернете: „Окна уродливые поставили“. Поживите сами в халабуде. Да у нас стекла сыпались на асфальт, никому дела до нас не было», — ругается Ольга Алексеевна за сигаретой. Михаил Денежкин в разговоре с «Медузой» говорит, что администрация города ничем не может помочь «замку» — за дома со статусом «памятник культуры» отвечают его собственники. Если у собственника денег нет, существует вспомогательная федеральная целевая программа, но ее действие распространяется в первую очередь на церкви, больницы и школы. А свободных ивановских денег на реставрацию дома нет: район дотационный. По словам Тихомирова, велись разговоры о том, что дом восстановит Союз архитекторов, потом говорили о шахматной ассоциации, потом им якобы заинтересовались кришнаиты. Но каждый раз, когда доходило до смет, все затихало.

«Больших драм», по словам Ольги Алексеевны, этот дом после революции не видел: «Ну какая может быть драма среди пьяных?» Из 1970-х запомнилось, как отца зарезали на ее глазах: «Мне шесть лет было, без чувств упала. Пьяные разборки. Выжил. Потом помер от пьянства в 42 года». Из 1990-х — как один из соседей «с поганым характером» устроился на стройку, где коллеги сбросили его с девятого этажа: «Его потом переломанного привезли сюда, жена выхаживала. Лежал переломанный и орал. Месяца три. Потом самоубился». Из новостей — две недели назад похоронили соседа. Запил, не вышел из запоя. Теперь Ольга Алексеевна кормит его кота: «Позавчера кормила два раза, надоело уже». 

Внучка Дюрингера и арбуз

Большое событие, по ее словам, в доме случилось в июле 2016 года: в «замок» приехала дочка Сергея Дюрингера — Евгения Полещенко. Ее отец был самым младшим из детей Дюрингера — он родился в 1910 году. В 1917-м осиротел, попал в приют, сбежал. Потом уже выросший Сергей рассказывал детям, как, сбежав из приюта, пошел к «замку», но войти не смог — охрана не пустила. Только один из сторожей узнал мальчика и покормил его. Из детских дореволюционных воспоминаний Сергей запомнил свадьбу старшей сестры Анны. В замке стояло 40 тортов, и он уверял, что попробовал крем с каждого. Перезимовал осиротевший Сергей в подвале в Иваново и двинулся дальше — в Ташкент, Киев, Велиж. Остановился в Великих Луках в Псковской области, где устроился лесничим. В 1942 году на войне был ранен в горло, а после войны снова съездил в Иваново. В отчий дом жители его не пустили. В 1978 году он умер от рака горла.

Полещенко приехала в Иваново с сыном, невесткой и двумя внучками — и тоже боялась, что в дом ее не пустят. Но случилось ровно наоборот: узнав, кто она, жильцы достали чай, арбуз и пирожные. Евгения рассказала, что живет в Великих Луках, несколько лет назад сын подарил ей ноутбук и она стала искать своих родственников: нашла родственников в Чебоксарах, Запорожье и Москве. Теперь пишет письмо патриарху — с просьбой осветлить память ее застрелившейся бабушки. Евгения потом рассказывала ивановским журналистам: «Нас очень хорошо и трогательно встретили в нашем доме». На память Евгении подарили кирпич от дома. Голос Ольги Алексеевны меняется, когда она говорит о внучке Дюрингера. Особенно когда она вспоминает, как та гладила стены: «Сразу видно — порода». 

Сад живых и мертвых

Туловище ангела под папоротником

Поздним октябрьским вечером на улице Марии Рябининой идет дождь. Соседи Сергей и Наталья усаживаются в саду под навес — пить чай из самовара. Наталья ковыряется в варенье, который поставил на стол Сергей: «Странное варенье, как будто из динозавра». Слева от навеса садовый гном, справа папоротники. Под папоротником спрятан обломок статуи, который нашли на чердаке: «Что-то типа ангела было, осталось крыло и туловище».

Раньше здесь был шатер. Его Наталья сама шила. «Синяя и желтая полоска и штучки висели по бокам — как в Средневековье у нас было!» Под шатром бывали и елка, и шампанское, и шашлык из трех видов мяса. Но семь лет назад подул сильный ветер, упал тополь, который помнил еще сам Дюрингер, сломал забор, шатер и окна разбил. Тополь пилили и вывозили всем домом. Оставили только один пенек на память.

Сергей и Наталья вспоминают легендарных жителей дома. Дедушке Леше из квартиры № 2 в 1940-е зажало голову между вагонами у вокзала, «дурачком стал». В платочке ходил, у него голова стала мерзнуть, и на всех фотографиях он смеялся. Подолгу сидел у церкви и собирал пряники и конфетки. Война до Иваново не дошла, церкви здесь в советские годы не закрывали.

Тетя Соня из 19-й, польская еврейка, всю жизнь проработала в детском саду. Ходила с накрашенными губами и в парике. Парик был сваленный, темно-каштановый, кудрявый. На гармошке играла. Сын Мишка был безобидный, но пропивал все, даже люстру. В 11-й квартире жила баба Маша, которая до смерти в нулевых работала звонарем. Сергей запомнил, что она «чудненькая» была: «Мне нужен был холодильник, а она повесила объявление: „Продам холодильник „Смоленск“, 4000 р.“. Захожу, он у нее дребезжит аж весь от старости! Говорю: „Баб Маш, в магазине новый столько стоит!“ А она: „Так я больше, чем в магазине, не прошу“. Логика железная!»

Сад живых и мертвых

Наталье 45 лет, она работает технологом на швейном заводе, Сергею 54 года, он — сантехник на ивановском железнодорожном вокзале. Наталья заехала в «замок» в 1995 году — к мужу, здесь у нее родилась дочь. Наталья любит пить чай и смотреть сериалы. Из последнего на нее произвела впечатление «Большая маленькая ложь». Она хочет уехать из «замка»: «Так случилось, что муж ушел от нас, поэтому хочется все забыть». В детали не вдается: «Нет, мне не больно, просто уже проехали».

Наталья выбирает между своей родиной, Пензой, и Петербургом. «Я два раза была в Эрмитаже, — вспоминает она туристическую поездку в Петербург. — Первое впечатление было — вау, рот открывала. А второй раз бегом бежала. Во-первых, многие картины — мне стыдно признаться, я их не знаю. Во-вторых — слишком много иностранцев, бесят, особенно китайцы — громогласные и фотографируют все подряд».  

Сергей поселился в замке Дюрингера в 1997 году. Он утверждает, что он потомок графа Бобринского: «По сравнению с нашим поместьем в Богородице в Тульской области, где сейчас краеведческий музей, „замок“ Дюрингера — шалаш. Я там не был, но бабушка рассказывала, что там одна зала только 50 метров и у каждого своя спальня». Сергей любит сидеть на кухне — в «Одноклассниках». Он мечтал стать офицером, успел «помотаться по всему Союзу» до переезда в Иваново и теперь размышляет, не уехать ли в Москву: «Я вступил в наследство. Досталась квартира от бабушки у Щелковского автовокзала. Но пока не решил — в Москве воняет немытыми телами и козьим дерьмом. Нет кислорода и русских. Я не националист, но Родину люблю».

— Может, и правда в Москву уехать. Мужиков в доме практически не осталось. В Москве побольше мужиков, — говорит Сергей.

— А я в Петербург, — вторит ему Наталья.

— Как-то так у нас. Иваново не город, где жить. 

— Уеду.

— Врешь, кто тебя отпустит, — глотает чай Сергей.

Источник

1 Черная оспа

Она же натуральная оспа, или просто оспа. Острое инфекционное заболевание, от которого не существует специального лечения. В 1980 году благодаря всеобщей вакцинации вирус был уничтожен.

2 Иваново-Вознесенск

Первое название Иваново, под которым город существовал с 1871 по 1932 год.

3 Безуездный город

Населенный пункт, пользовавшийся правами города, но не являвшийся административным центром уезда (которые в 20-х годах XX века переименовали в районы).

4 Первый совет

Совет рабочих уполномоченных, созданный в Иваново-Воскресенске (позже переименованном в Иваново) во время революции 1905 года. Считается первым советом в России; после 1917 года был переименован в Иваново-Вознесенский общегородской совет рабочих депутатов.

 



Вернуться   ==   Сообщить об ошибке? ==  Просмотров: 108  ==  Комментариев: 0    Автор: Бэкки


Дорогие друзья! У нас появилась официальная группа вконтакте: http://vk.com/vestnik_k - теперь следить за нашими новостями еще удобнее!
поделиться с друзьями     
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем, чтобы получить доступ ко всем ресурсам сайта.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • На Главную
  • Флэш-игры
    Игры Вестника
    Время Вестника
    Радио: нажми "Play" Лучшие радиостанции
    → в отдельном окне
    У нас находят
    Вверх
    Вверх