• Личный кабинет
Логин: (регистрация?) Пароль: (напомнить?)
• РЕГИСТРАЦИЯ
Свежие статьи Самые свежие статьи Вестника К

Сегодня в центре Москвы оппозиция провела акцию против коррупции, которая не была согласована властями. Согласно оценке столичного главка МВД, в акции принимали участие примерно 7-8 тысяч человек.

26 марта в городах по всей России прошли массовые акции против коррупции, вдохновленные расследованием Фонда борьбы с коррупцией о премьер-министре РФ Дмитрии Медведеве. Одна из самых крупных акций состоялась в Санкт-Петербурге: начавшись на Марсовом поле как митинг, она постепенно переросла в шествие, причем участникам удалось побывать на Дворцовой площади и пройтись по Невскому проспекту. 

Правительство США приняло решение ввести санкции в отношении еще восьми российских организаций, инкриминировав им нарушение национального законодательства страны о нераспространении в отношении Ирана, КНДР и Сирии от 2009 года...

Девушка из Татарстана решила превратить поездку на машине в небольшое шоу, заодно пообщаться с подписчиками. В какой-то момент отвлеклась настолько, что не справилась с управлением, вылетела на встречную полосу и столкнулась с пассажирским автобусом. Погибла на месте..

Хотите узнать, какое отношение имеет извержение вулкана в Индонезии к трем законам робототехники? А личный врач Байрона к творчеству Стефани Майер? Тогда устраивайтесь поудобнее, история будет довольно длинной...

• Поиск пользователя
• Реклама
• Где найти?
Где найти какой-то конкретный фильм или программу? Музыкальный файл или книгу? Теперь у наших читателей есть навигатор по сети!
Навигатор по сети
• Создай демотиватор!
Здесь вы можете создать свой демотиватор!
Поразите мир юмором, цинизмом и креативом!
О веселом Отдохни с Вестником

Художники создают невероятные, а порой фотореалистичные оптические иллюзии на коже своих клиентов. Следующие 3D тату поражают своей реалистичностью и находятся за гранью понимания...

 

Даже самая рутинная работа может приносить удовольствие. И для этого достаточно лишь найти время для развлечений, но не в ущерб своим обязанностям. Мы знакомим читателей с продавцами книжного магазина «Librairie Mollat», оживляющими обложки известных книг...

Недалеко от берегов острова Таити в Тихом океане планируют построить первый в мире плавучий город...

Мы не однократно пишем статьи о еде, но в этот раз расскажем вам о странностях некоторых поваров-изобретателях, а точнее об их креативных предложениях по поводу еды. Честно говоря, впервые узнав о некоторой пище, я была подвержена в шок. Не верите? Тогда читайте дальше!

• Новости мира
Правоохранительные органы столицы действовали четко и профессионально
Правоохранительные органы Москвы, по оценке главы департамента, действовали четко, профессионально и в то же время аккуратно, стараясь не причинить никакого вреда собравшимся: "Но на силу они ...

МЧС предупредило об ухудшении погоды в Москве в ближайшие часы
Вечером в воскресенье в столице ожидается резкое ухудшение погоды, предупреждает столичный главк МЧС.

Трамп вручил Меркель счет на 375 млрд долларов за услуги НАТО
Президент США Дональд Трамп оценил долг Германии перед НАТО в 375 млрд долларов. Счет на такую сумму он вручил канцлеру ФРГ Ангеле Меркель во время закрытой встречи в Берлине 17 марта, сообщила ...


Информация к новости
  • Просмотров: 1673
  • Комментариев: 0
  • Автор: Бэкки
  • Дата: 8-02-2015, 20:41
  • В закладки:
  • 0
8-02-2015, 20:41

Общество » Наболевшее / «Скоро мертвых есть начнем»      


Второй месяц обстреливаемое Дебальцево живет без связи, света и воды. У горсовета организованы эвакуационный пункт и раздача хлеба. Но местные думают, что здесь их ждут пытки и расстрел.

«Скоро мертвых есть начнем»

Автобус украинских эмчээсовцев проскакивает к центру Дебальцева в тишине. Примерно 10 утра на часах. Тишина длится с рассвета, и совсем скоро должно начаться. Автобус подъезжает к главному эвакуационному пункту у горсовета, где уже собрались полторы сотни человек. И стоим небольшой группой мы, журналисты. Уже громыхнуло в окрестностях. Люди начинают быстро пробиваться внутрь салона.

— Не поместимся все! — орет пожилой мужчина.

— Оставайся, не мешай! — его пихает женщина с ребенком.

Снова просвистело и разорвалось. Из-за угла показался второй автобус. Люди отхлынули от первого автобуса и приготовились штурмовать этот второй.

— Господи, а если всех накроет?

— Лучше бойся того, куда нас везут…

— Так в Артемовск, говорят.

— А что там, в Артемовске-то, ты знаешь? Выпустят там кишки, и все.

— Быстро, быстро давайте!


Сообщения российского телевидения о том, что военные не выпускают из Дебальцева гражданских, — ложь. Два главных эвакуационных пункта в Дебальцеве на сегодня — горисполком и ж/д-управление. Спасатели вывозят людей на автобусах несколько раз в день, пытаясь вклиниться в короткие интервалы между обстрелами.

На днях не успели — снаряд прилетел к горсовету и разорвался вблизи автобуса, пострадали несколько человек и водитель. В самом здании теперь дыра.

Уезжать надо как можно скорее. А тем, кто не поместился, — уходить в укрытие. В автобусы не помещаются человек пятнадцать, они остаются на пункте — ждать следующего. С пакетами и китайскими сумками, никуда не уходят. Дед со взрослым внуком лет 18 просит закурить. Спрашивает, когда следующий автобус. Я не знаю. Спрашивает, кто знает. Говорю, что, наверное, мэр — он где-то здесь. «А как он выглядит?» — «Я не знаю» — «А что ты знаешь?» — «Что надо уходить отсюда, пока не приехал автобус» — «Это херня» — «А что не херня?» — «Много чего, сынок. Главное — уехать надо. Знаешь, как еще можно?». Но я не знаю, не знаю! «А это не мэр?» Опять грохочет. «Это от нас или к нам?» — «От нас это, а дальше — к нам. Так мэр?» Внук говорит: «Кажется мэр, деда». — «Будет еще автобус или нет, эй?» Но высокий человек с папкой уже зашел в здание горсовета.

Люди остались ждать у посеченных осколками елок перед горсоветом, куски веток вперемешку со стеклом и кирпичной крошкой на асфальте. На газоне — воронка, разрушенный кирпичный дом и, кажется, магазин, не разобрать теперь. На крыльце горсовета засохшие пятна крови. Протяжно свистит и падает где-то уже недалеко.

— Люди, что вы стоите, не слышите, что ли? Заходите внутрь! — военные на крыльце машут стоящим на улице.

— Командиры, твою мать, — отвечают военным.

— Да как хотите!

Но толпа все же быстро втягивается в здание.

«Скоро мертвых есть начнем»

Внутри тесно. Меня обступают, как очевидно заезжего. «Молодой человек, вы не поможете с бензином. Нам бы генератор завести». — «У нас на газу машина, простите». — «И что, никак не слить? Нам бы только десять литров. Генератор бы только…» — «Простите…» — «А может, лекарства какие есть?» — «Обезболивающее, и от сердца что-нибудь, от сердца!» — «От гриппа бы еще». — «Скажите, а хлеб когда сегодня раздадут?» — «Инсулин, нужен инсулин!»

— Ну что, спасут Дебалу или сдадут? — выдернула меня из окружившей с просьбами толпы женщина в норковой шубе.

— Кому сдадут?

— Кому-кому, Путину твоему! — сказала норковая шуба. — Всех нас положить хочет.

Высокий мужчина с папкой вышел из кабинета в холл и прошагал к выходу.

— Ну что там? — крикнули ему из толпы. — Когда хлеб дадут?

— Теперь только завтра дадут, — бросил он на ходу.

— Как завтра?! Сегодня жрать нечего! — прокричала в ответ какая-то женщина.

— А вода где?

— Вы издеваетесь, — сказал высокий человек.

— А хлеб? Когда уже начнут раздавать? — донеслось уже из другого конца холла.

— Александр Дмитриевич, у меня маму убило, тело вывезите! Третий день пошел!

На улице бахнуло что-то тяжелое, в горсовете задрожали стекла. Но никто не шевельнулся, все смотрели на мэра.

— Я работаю, — сказал негромко Александр Дмитриевич, высокий человек с папкой. И замолчал, оглядывая набившихся в холл людей.

По его взгляду я бы сказал, что сейчас он кинет эту папку на пол, плюнет и уйдет. Выхватит автомат у стоящего на козырьке солдата и пустит очередь в себя или в этих обезумевших.

Но мэр ничего не сделал, не сказал. Только переложил папку из одной подмышки в другую и стал вытирать платком лоб.

— Так, где хлеб!

— Что значит «где хлеб»?! Час назад вот тут его раздавали! — закричал мэр. — Где вы были?

— Ничего не раздавали!

— Как не раздавали? Люди, что же вы молчите? — мэр в ярости обратился к заполненному холлу. — Раздавали хлеб с утра или нет?!

— Раздавали, — вяло отозвались в толпе.

— А какого черта все молчите? Расскажите другим, оповестите знакомых, пусть приходят! Кончайте только о себе думать!

— А лекарства где? Инсулин где?

— Женщина, я тут один остался! А вы только просите, и просите, и просите! Никто ничего не хочет делать! Вот садитесь — вон там стол — и пишите, какие лекарства нужны, опросите людей!

— Умный такой, а сам решил свалить, — сказала женщина в норковой шубе.

— Не стыдно вам за такие слова-то — свалить? Мне и автобусы надо организовать, и хлеб, и воду, а я один! И с области еще, — тут мэр крутанул пальцем у виска, — требуют, чтобы я эвакуировал компьютеры!

— Совсем долбанулись? На хрен кому эти компьютеры!

— Ну вы даете, женщина, — сказал мэр. — У меня же руководство все-таки есть!

— Парень, ты мне все-таки скажи, когда они угомонятся?

— Кто?

— Да ваши эти *** (гомосексуалисты. — П. К.), — не успокаивалась женщина в норковой шубе. — Вам шо, на России своей земли мало?

— Россия нас освободить хочет, Люда! А эти истребляют! — вмешался мужчина рядом.

— Шо ты мелешь, дурак! Кому ты нужен?

— А зачем они (ВСУ. — П. К.) стоят в городе и лупят по «дээнэру»? Ответка-то на нас летит!

— Да тоже потому что ***  — повторила свою мысль Люда. — И те ***, и эти!

— Если бы только бутылочку бензина для генератора или хотя бы пол — телефоны подзарядить да батареи включить…

— У тебя телефон работает?

— Да на крышу надо лезть в пятиэтажках или за горсоветом есть пятачок.

Немного стихает. Во дворе горсовета поднимается лай и визг брошенных собак. Исхудалый грязный алабай бросается на дворняг. Его пытается успокоить такой же грязный и худой мужичок, гладит по загривку, алабай нервно озирается по сторонам. Идем в город.

«Скоро мертвых есть начнем»

Затишье для Дебальцева — это утренние часы, примерно с 7 до 11. Затишье — это не тишина. Это продолжительные интервалы между «исходящими» и «входящими» — минут 15 или даже полчаса.

Украинские военные обстреливают позиции сепаратистов, укрепившихся в Углегорске, Фащовке и Никишине, к югу от Дебальцева. Сепаратисты отвечают сначала со стороны Углегорска, а затем уже отовсюду — мины залетают и на окраины, и в город. С 11 слышны «грады» и тяжелые пушки. Снаряды приземляются повсюду и безо всякой логики. Грохот летающих туда-сюда снарядов не умолкает уже ни на минуту. Город простреливается полностью.

От девятиэтажек на Емченко, 1, — они выстроены буквой «П» — до эвакопункта у горсовета нужно пройти около 300 метров. Но для многих это расстояние оказывается непреодолимым. Безо всяких условий люди обитают в трех подвалах — по каждому на корпус. И, оказываясь на поверхности, не отходят дальше 10 метров от входов. Здесь нет никакой связи, и из слухов рождаются самые кошмарные новости. Люди не могут знать, что происходит в мире, в Артемовске, «на горсовете» и в соседнем подвале. Здесь остались самые «тяжелые» — инвалиды, старики, бродяги и несколько детей. Люди собирают для питья сточную воду. Рядом со входом в подвал разведен костер. Тучная женщина с опухшим лицом мешает на костре похлебку коричневого цвета. Всего у подвала человек семь.

«Скоро мертвых есть начнем»

— Вам надо эвакуироваться в Артемовск, — начинаем объяснять мы.

— Артемовск горит, там война хуже здешней, — отвечает женщина.

— А как, браток? — вмешивается мужчина в лохмотьях и с грязным лицом. — На Изюме всех разворачивают, никого не пускают, от Изюма — мертвая зона!

— В Изюме и Артемовске мирно, — говорю.

— Да какой! — кричит мужик. — Тут у горисполкома всех расстреливают!

— Да что за ***! — срываюсь я. — Там эвакуация, людей вывозят из города.

— Ну вывозят, а потом расстреливают!

Мальчик-даун рисует на маленьком столике фломастером деревья, похожие на забор. У меня снова спрашивают закурить.

— На сколько вам хватит еды?

— Да дня на два хватит, — говорит женщина. — Потом не знаю. Уже неделю на похлебке сидим.

— Потом мертвых есть начнем, — говорит мужик в лохмотьях.

Идем в соседний подвал. У входа на доске неподвижно сидят две совсем старые женщины, лет по 80. На нас лает собака. Старшая по подвалу Антонина, лет 50, проводит в подвал. Так же холодно, как и снаружи, но еще и влажно. Темнота, пахнет гнилью. И еще кое-чем — в туалет ходят здесь же, в маленький отсек два на два метра. Сдвинутые вместе кровати и диваны стоят на земляном полу. Антонина говорит, что не может выехать, потому что у нее неходячие мать и свекровь. Выясняется, что это те старушки на доске. Антонина просит помочь с транспортом. Я предлагаю доехать до эвакопункта на нашей машине, но Антонина, немного подумав, почему-то отказывается. Начинает плакать, просит — «лучше привезите лекарств». Поднимаемся наверх, навстречу нам торопится полненькая женщина, кричит, что нужен инсулин. Обещаю передать волонтерам. Антонина записывает и передает мне адрес. Если вдруг ее не будет, просить оставить лекарства Сергею, вон тому парню в пуховике. Но Сергей говорит, что завтра пойдет на эвакуацию. Антонина снова плачет: «С кем мы теперь останемся?!»

Наконец кто-то кричит, чтобы мы уходили.

— Телевидение приедет, а потом начинают по нам стрелять! Это вам специально для картинки, мы знаем!

«Скоро мертвых есть начнем»

Снова начинает греметь. Мины ложатся с грохотом где-то за горсоветом. Те, кто стоял на улице, перемещаются ко входам в подвалы. В подъезде дома на 20-летия Победы две женщины, увидев нас, говорят, что в свой подвал больше никого не пустят. Мимо проезжает старик на велосипеде — в пакете на руле две буханки хлеба. Идем назад к горсовету.

Не поместившиеся в автобусы опять ждут на улице.

Рассказывают, что алабай снова бросался на дворняг и его пристрелили военные. И я уже не могу понять, что здесь правда, а что — нет.

На обочинах трассы при выезде из Дебальцева несколько разорванных машин и упавшие деревья. Сама дорога разбита техникой и обстрелами. Но до села Луганского (треть пути до Артемовска) надо мчать на полном ходу — этот участок считается самым опасным, попадает под перекрестный огонь и «ДНР», и «ЛНР». Уже в Луганском встречаем на трассе покореженную сгоревшую «десятку», которую пилят спасатели. На носилках окровавленное тело заносят в кунг.

Убитых и раненых, гражданских и военных свозят в Артемовск. Военный госпиталь делит одно здание с клиникой для гражданских. Раненых подвозят волонтеры на собственных же машинах, переоборудованных в медички, и нацгвардейцы на джипах.

Олег Войцеховский, замкомандира медицинской роты Нацгвардии, показывает мне новый корпус — заброшенное еще недавно здание, которое добровольцы будут ремонтировать под полноценный госпиталь.

— Это все не на месяц и не на два. Два-три года будет эта война, — говорит Войцеховский, закуривая. — Если только Путин не поймет раньше, что нельзя победить Украину. Даже если уничтожит всю армию, то поднимет народ. Пусть поймет и уведет своих «отпускников» отсюда.

— А что местные?

— Не воюют местные. Не хотят местные никакой войны… Но если сдадим Дебальцево, война пойдет и в Артемовск, и дальше.

Войцеховский тушит сигарету ботинком. В тот же день «грады» впервые долетают до деревни Зайцево, южной окраины Артемовска.

«Скоро мертвых есть начнем»

Фото автора: Дебальцево, Артемовск

Источник



Вернуться   ==   Сообщить об ошибке? ==  Просмотров: 1673  ==  Комментариев: 0    Автор: Бэкки


Дорогие друзья! У нас появилась официальная группа вконтакте: http://vk.com/vestnik_k - теперь следить за нашими новостями еще удобнее!
поделиться с друзьями     
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем, чтобы получить доступ ко всем ресурсам сайта.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • На Главную
  • • Популярное
    {topnews category="24,25,23,30,65,34,12,63,73,67"}
    Флэш-игры
    Игры Вестника
    Время Вестника
    Радио: нажми "Play" Лучшие радиостанции
    → в отдельном окне
    У нас находят
    Вверх
    Вверх