Досуг Общество Легенды и Мифы Живой мир Игры МАГАЗИН ДЛЯ ВСЕХ Полезное
1Вс
2Пн
3Вт
4Ср
5Чт
6Пт
7Сб
9Пн
10Вт
11Ср
12Чт
13Пт
14Сб
16Пн
17Вт
18Ср
19Чт
20Пт
22Вс
23Пн
24Вт
25Ср
26Чт
28Сб
29Вс
30Пн
ноября 2020
• Личный кабинет
Логин: (регистрация?) Пароль: (напомнить?)
• РЕГИСТРАЦИЯ
Свежие статьи Самые свежие статьи Вестника К

Полицейский из Подмосковья работал на ЦРУ, воевал в Донбассе и сел на 13 лет за госизмену. Мы с ним поговорили...

Мы выяснили у сопредседателя движения «Голос» Григория Мельконьянца, смогут ли теперь арестованные кандидаты продолжать борьбу за участие в осенних выборах.

Одна из самых запоминающихся участниц московского протеста — 17-летняя Ольга Мисик. Мы с ней поговорили...

Московские суды арестовали 29 июля не менее 40 человек, задержанных на акции протеста 27 июля, сообщает «ОВД-Инфо». Полный перечень решений можно посмотреть...

Зачем Россия отправляет в Венесуэлу военных советников и других специалистов...

• Реклама
О веселом Отдохни с Вестником

Собрали для вас примеры импортозамещения из России и дружественных республик. Глядя на них, хочется то ли плакать, то ли смеяться.

15 мая на аукционе Christieʼs в Нью-Йорке была продана скульптура «Кролик» американского художника Джеффа Кунса. Цена лота составила 91 075 000 долларов — это новый аукционный рекорд для работы ныне живущего художника.

Работа Клода Моне из серии «Стога сена» продана на аукционе Sothebyʼs в Нью-Йорке за 110,7 миллиона долларов. Это рекорд аукционной цены для картин этого художника.

Елена Фернандес из Сальвадора, Бразилия, открыла свой маленький тату-салон и тут же получила невероятную популярность среди местных жителей...

• Новости мира
Трамп допустил причастность сотрудников Минюста США и ФБР к фальсификациям на выборах
Сотрудники Министерства юстиции США и Федерального бюро расследований (ФБР) могут быть причастны к масштабным фальсификациям на выборах. Такое мнение выразил в воскресенье президент США Дональд Трамп ...

ЦСКА проиграл «Рубину» и уступил лидерство в РПЛ «Зениту»
"Рубин" в Казани победил со счетом 1:0. Гол забил Джордже Деспотович на 58-й минуте. Игра началась с минуты молчания в память о Диего Марадоне. ЦСКА утратил лидерство в чемпионате России и ...

Иностранных студентов стали отчислять из российских вузов из-за пандемии
Москва, 29 ноября 2020, 18:31 — REGNUM Иностранных студентов, которые проходят обучение в российских вузах, стали отчислять. Об этом сообщает телеграм-канал Mash. Следите за развитием событий в ...


История мифа: «Константинополь — наш!»      

Информация к новости
  • Просмотров: 1156
  • Комментариев: 0
  • Автор: Бэкки
  • Дата: 22-06-2017, 19:21
  • В закладки:
  • 0
22-06-2017, 19:21


Проект «освобождения» Стамбула/Проливов возник в конце XVIII века как романтический проект Екатерины II. Постепенно он обрастал «идеологией» и религиозными наслоениями, и уже через сто лет почти всем в России казалось, что Константинополь «по праву» должен быть нашим.

Историк Камиль Галеев показывает, как наваждение с «Проливами» десятилетие за десятилетием тащило Россию на дно.

История мифа: «Константинополь — наш!»

Рождение «Греческого проекта»

Маркс как-то заметил, что идеология отличается от остальных товаров тем, что её производитель является, по необходимости, и её первым потребителем. Возьмем на себя смелость скорректировать это утверждение: сплошь и рядом последними потребителями идеологического продукта, предназначенного для внешнего потребления, оказываются его авторы. В этом смысле, идеологическое оружие является одним из самых опасных: создатели рискуют сами оказаться его заложниками.

Войны России с Турцией во второй половине XVIII века оказались неожиданно успешными, и у России появились хорошие шансы завладеть Стамбулом, получив, таким образом, прямой доступ к Средиземному морю и положение гегемона на Балканах. На тот момент Россия хотела и имела возможность сделать это, и для легитимации готового экспансионистского плана понадобилось обоснование. Так что теория восстановления православной монархии на Босфоре, т.н. «Греческий проект», и связанная с ней идеология преемственности русской культуры от византийской, изначально имели чисто инструментальное значение.

После победы в русско-турецкой войне 1768-1774 годов эти планы начинают приобретать реальные очертания. Рождённого в 1779 году внука Екатерины нарекают Константином, окружают его греческими няньками и воспитателями, а князь Потёмкин-Таврический приказывает выбить медаль с его портретом на фоне Босфора и храма Святой Софии. Чуть позже Екатерина пишет пьесу «Начальное управление Олега» со сценой установления его символического господства над Константинополем.

«Греческим проектом» условно называют планы Екатерины, изложенные в письме к римскому императору Иосифу II от 10 сентября 1782 года. Она предлагала восстановить древнегреческую монархию во главе со своим внуком Константином на условиях сохранения полной независимости нового государства от России: Константин должен был отказаться от всех прав на российский престол, а Павел Петрович и Александр – на греческий. Для начала территория греческого государства должна была включать в себя т.н. Дакию (территории Валахии, Молдавии и Бессарабии), а затем – Константинополь, из которого, как предполагалось, турецкое население сбежит само при приближении русской армии.

История мифа: «Константинополь — наш!»

Европейские интеллектуалы, с которыми Екатерина II состояла в переписке, с огромным почтением относились к классическому, в т.ч. греческому наследию – так что планы восстановления Греции вызвали у них огромный энтузиазм. Вольтер в одном из писем предлагал Екатерине использовать в войне с турками боевые колесницы по образцу героев Троянской войны, а самой императрице – срочно приниматься за изучение древнегреческого. На полях этого письма Екатерина надписала для себя, что предложение кажется ей вполне разумным. Ведь перед посещением Казани она выучила несколько фраз на арабском и на татарском, чтобы доставить удовольствие местным жителям, так что же мешает ей поучить и греческий? Сама императрица, по-видимому, относилась к происходящему с юмором. Идеологическая обёртка была для нее лишь средством легитимации её планов. Однако для её потомков средство превратилось в цель.

Отчасти это может быть связано со сменой эпох: к концу XVIII века время просвещения и рационализма сменилось веком романтизма и подчас воинствующего иррационализма. Основания этому были заложены ещё в конце века Просвещения, когда по всей Европе начинается создание национальных культур, скрепляющих элиту и простонародье. Собирают фольклор, открывают древние эпосы (и в отношении последних прослеживается строгая закономерность – если у народа, которому создание эпоса приписывается, собственное государство в 1750-1800 годы имелось, рукопись признавалась подлинной, как «Слово о полку Игореве» или «Повесть о Нибелунгах», а если государства нет – то поддельной, как «Поэмы Оссиана» или «Краледворские рукописи»). Греческий проект возник в тот момент, когда русский культурный код создавался – неудивительно, что он лёг в его основание.

«Главное — не перессориться»

Мотив возвращения Константинополя оставался одним из главных в русской культуре XIX века. Достаточно вспомнить строки Тютчева 1829 года: «Стамбул исходит, Констанинополь воскресает вновь» или более поздние –от 1850 года: «И своды древние Софии, В возобновленной Византии, Вновь осенят Христов Алтарь. Пади пред ним, о Царь России, – И встань как всеславянский царь».

История мифа: «Константинополь — наш!»

А это планы Австро-Венгрии по созданию новых государств после победы над Турцией. Салатовым цветом обозначены новые территории Австрии. 1768-1774 годы

Ещё не завладев Константинополем, отечественные мыслители уже принялись его делить, отражая все претензии греков и балканских славян. С точки зрения Николая Данилевского, город должен был перейти России как выморочное имущество.

«Константинополь составляет теперь в тесном юридическом смысле предмет никому не принадлежащий. В более же высоком и историческом смысле он должен принадлежать тому, кто воплощает собой ту идею, осуществлением которой служила некогда Восточно-Римская империя. Как противовес Западу, как зародыш и центр особой культурно-исторической сферы Константинополь должен принадлежать тем, которые призваны продолжать дело Филиппа и Константина, дело, сознательно поднятое на плечи Иоаннами, Петром и Екатериною».

Достоевский был более категоричен – Константинополь должен быть не славянским, а русским, и только русским.

«Федеративное же владение Константинополем разными народцами может даже умертвить Восточный вопрос, разрешения которого, напротив того, настоятельно надо желать, когда придут к тому сроки, так как он тесно связан с судьбою и с назначением самой России и разрешен может быть только ею. Не говорю уже о том, что все эти народцы лишь перессорятся между собою в Константинополе за влияние в нём и за обладание им. Ссорить их будут греки».

Грандиозные планы отечественных литераторов, разумеется, превратились в объект сатиры со стороны их язвительных коллег, например, Жемчужникова, а до этого – Гоголя, назвавшего сыновей Манилова Фемистоклюсом и Алкидом.

Забыли о союзниках и врагах

Однако покорение Босфора превратилось в сверх-цель для российской элиты ровно в тот момент, когда она потеряла всякую возможность этого добиться.

Для любой националистической историографии характерно преувеличение роли собственной страны в коалиционных войнах и преуменьшение, если не игнорирование, вклада своих союзников. В этом отношении характерен пример американской историографии, неимоверно преуменьшающей роль Франции в освобождении Тринадцати колоний от британского господства, и игнорирующей роль Испании и Нидерландов. Русская историография не является исключением из этого правила.

История мифа: «Константинополь — наш!»

Предыдущие победы России над турками стали возможны благодаря удачной дипломатической ситуации. Достаточно сравнить протяжённость русско-турецкого и турецко-австрийского фронтов во время войны 1787-1791 годов: основную тяжесть войны с османами выносил на себе Иосиф II, а не Екатерина, так что после его смерти и восшествия на престол более миролюбивого Леопольда, отказавшегося от завоеваний старшего брата, Россия вынуждена была заключить мир. Но главной союзницей России была не Австрия, а Британия. Формально не участвуя в конфликте, она оказала России серьёзную помощь в ходе обеих Архипелагских экспедиций.

Во время Первой экспедиции 1769 года французы готовились атаковать русский флот, но не смогли – англичане блокировали их в гаванях. Обе экспедиции были бы невозможны без английских морских офицеров на русской службе, а также – использования русским флотом британских баз в Средиземном море: сначала Гибралтара, а во второй экспедиции – ещё и Мальты. Не говоря уже о том, что укрепления Херсона и Севастополя возводили английские военные инженеры.

Поддержка России Британией в русско-турецких войнах до 1815 года была вызвана, главным образом, англо-французской борьбой: Франция традиционно поддерживала Османскую империю, а её главный соперник, Британия, соответственно, – Россию. В целом, во второй половине XVIII века на море ещё не было одного абсолютного гегемона: Англия значительно превосходила по мощи любую из трех следующих за ней держав – Францию, Испанию или Нидерланды, но уступала им в совокупности. Так что когда все три объединились против неё – в ходе Войны за независимость США, Royal Navy оказался скован по рукам и ногам. У британцев не было возможности вести боевые действия на море и одновременно охранять свои транспортные суда, так что снабжение британской армии в Тринадцати колониях было нарушено, и она вынуждена была капитулировать.

В условиях, когда на море не было абсолютного гегемона, и исход столкновения зависел от того, как сложится коалиция, второстепенные державы имели много возможностей для дипломатического маневра и проведения собственной политики – используя противоречия между лидерами. К 1815 году такой возможности уже не было: флоты Франции, Испании и Нидерландов были уничтожены, а вновь отстроенные – уже не могли сравняться с одним английским.

Владение Проливами, действительно, чрезвычайно выгодное с военно-стратегической точки зрения, теперь оказалось совершенно недостижимо. Продвижение России в этом направлении автоматически приводило к созданию коалиции европейских держав, направленной против неё. Британские интересы не допускали превращения Черного моря во внутреннее море России, а прочие колониальные державы, такие как Франция, вынуждены были поддерживать Британию ради сохранения своих заморских колоний. Вдобавок к этому, подъем славянского национализма, инспирируемого Россией, теперь угрожал его бывшему союзнику – Австрии.

История мифа: «Константинополь — наш!»

В Крымскую войну против России выступили Британия, Франция и Пьемонт, а Австро-Венгрия и Пруссия заняли позицию враждебного нейтралитета. В 1878 году (о чём часто забывают) России угрожала не только Британия, но и объединённая Германия: Дизраэли блефовал, не обозначая свою позицию, ровно до 6 февраля 1878 года, когда Бисмарк жёстко высказался в Рейхстаге по поводу условий предполагаемого перемирия. Ни одна из крупных европейских держав не позволила бы России доминировать в Константинополе и на Балканах, но по возможности все хотели избежать прямого столкновения. Так что Дизраэли, изображая нерешительность, выжидал, пока Бисмарк не сделает первый шаг.

«Второй Рим» — прародина «Третьего»

Международная обстановка изменилась – и завладение Константинополем теперь стало невозможным. Но однажды запущенная пропагандистская машина легитимации будущих завоеваний уже не могла остановиться.

В России была создана крупнейшая в Европе школа византиистики – в конце XIX века в Европе считалось необходимым уметь читать по-русски, если вы собирались всерьёз заниматься византийской историей. Греческое влияние на русскую культуру и историю неимоверно преувеличивалось – вплоть до прямого подлога. Так, подлинная история русского раскола вызванного, прежде всего, присоединением Левобережной Украины и «исправлением» русского православного обряда, чтобы привести его в соответствие с украинским, была подменена мифом об исправлении в соответствии с греческими образцами.

Теория «Третьего Рима» представляет собой более сложный пример для анализа. Она не была полностью придумана в XIX веке, русские государи и до этого декларировали свою связь с Римом. Но наши историки забывают о том, что то же происходило во всех крупных европейских государствах: Британии и Франции (с легендами об основании этих стран потомками троянцев, от которых, согласно Вергилию, происходили и римляне), Германии, Италии и, кстати говоря, — Турции, правитель которой носил в т.ч. титул «Кайзер-и-рум». Поэтому отсылки к Риму –общее место для любой европейской культуры, российские же историки, откопав декларации подобного рода, относящиеся к XV-XVI векам, неимоверно преувеличили их значение, чтобы подвести более солидное основание под текущие государственные задачи.

История мифа: «Константинополь — наш!»

Русское общество съело приманку, предназначенную для внешнего экспорта. Только этим можно объяснить, что в качестве «братушек» и ближайших родственников у русских ходят сербы и другие южные славяне, даже антропологически отличающиеся от русских; очевидное же родство со славянами западными, прежде всего поляками, а также — финнами и балтами, упорно замалчивается.

Теперь, когда русское общество убедило само себя в том, что Балканы –его священная прародина, покорение региона обрело сакральное значение. Увы, в большинстве случаев страны, потерявшие способность к рациональной оценке ситуации, заканчивают очень плохо. Уже в марте 1917 года, на фоне массовых беспорядков в армии и в тылу, Временное правительство отказалось обсуждать с Германией проект мира без аннексий и контрибуций. Министр иностранных дел Милюков, прозванный за твёрдость своей позиции Дарданелльским, отвергал возможность любого соглашения, которое бы не признавало контроль России над проливами.

Возможно, наилучшая метафора сакрализации византийского проекта – будёновки. В 1916 году, на фоне отступления русских войск из Польши, Литвы и Галиции, нехватки оружия, пуль и снарядов, на сибирских заводах Н.А.Второва начинается массовый пошив головных уборов по эскизам Васнецова для будущего парада во вновь обретённой колыбели русской государственности. Ирония судьбы – остроконечные шлемы изготовленные для будущего победного марша по Константинополю превратились в символ Гражданской войны в России.

Источник





Вернуться   ==   Сообщить об ошибке? ==  Просмотров: 1156  ==  Комментариев: 0    Автор: Бэкки


Дорогие друзья! У нас появилась официальная группа вконтакте: http://vk.com/vestnik_k - теперь следить за нашими новостями еще удобнее!
поделиться с друзьями     
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим именем, чтобы получить доступ ко всем ресурсам сайта.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • На Главную
  • Реклама
    Новости мира
    Трамп допустил причастность сотрудников Минюста США и ФБР к фальсификациям на выборах
    Сотрудники Министерства юстиции США и Федерального бюро расследований (ФБР) могут быть причастны к масштабным фальсификациям на выборах. Такое мнение выразил в воскресенье президент США Дональд Трамп ...

    ЦСКА проиграл «Рубину» и уступил лидерство в РПЛ «Зениту»
    "Рубин" в Казани победил со счетом 1:0. Гол забил Джордже Деспотович на 58-й минуте. Игра началась с минуты молчания в память о Диего Марадоне. ЦСКА утратил лидерство в чемпионате России и ...

    Иностранных студентов стали отчислять из российских вузов из-за пандемии
    Москва, 29 ноября 2020, 18:31 — REGNUM Иностранных студентов, которые проходят обучение в российских вузах, стали отчислять. Об этом сообщает телеграм-канал Mash. Следите за развитием событий в ...

    Вверх
    Вверх